УкрРус

Украинцы разводятся и становятся отцами-одиночками, чтобы не идти в АТО

Читати українською
  • Украинцы разводятся и становятся отцами-одиночками, чтобы не идти в АТО

Неделю назад, 20 января, началась четвертая волна мобилизации. Как и предыдущие три, она вызывает в обществе множество дискуссий и вопросов. Чтобы ответить на эти вопросы и разъяснить нюансы очередного призыва, мы организовали круглый стол и пригласили принять в нем участие экспертов военной отрасли: начальника отдела Мобилизационного управления Генштаба ВСУ полковника Александра Правдивца и замначальника Центральной военно-врачебной комиссии, подполковника медслужбы Романа Шевчука. Они разъяснили: главные цели четвертой волны мобилизации — это поддержать боеготовность войсковых частей и провести плановую ротацию военнослужащих, призванных во время первой очереди мобилизации.

"При подготовке к этой волне мобилизации был учтен опыт трех предыдущих, — рассказала Сегодня представитель Генштаба. — Например, раньше на передовую нередко призывались люди, которые либо давно забыли, когда держали в руках оружие, либо вообще им не владели. Теперь же порядок таков: сначала приходит оповещение о вызове в военкоматы. Затем — медицинские осмотры. А после принятия решения о пригодности к службе призывнику вручается предписание, и он направляется в один из учебных центров ВСУ, где осваивает ту или иную военную специальность, и учится владеть оружием. Затем людей перемещают на полигоны — для участия в учениях и тренировках. И лишь после этого военнослужащего могут направить в зону боевых действий", — подчеркивает военный.

По словам подполковника Шевчука, за призыв отвечает не Минобороны, а местные органы власти. Степень годности к службе определяют военно-врачебные экспертизы, положение о работе которых согласовано с Минздравом и зарегистрировано Минюстом.

"При проведении третьей волны мобилизации около 50% из 100 тысяч военнообязанных были признаны непригодными к воинской службе, — констатирует Роман Шевчук. — Состояние здоровья подлежащих мобилизации можно оценить как неудовлетворительное. На каждого юношу приписного возраста (до 17 лет) приходится в среднем два хронических заболевания".

Многие не видят разницу между медицинским осмотром и обследованием. Если первое способен провести даже фельдшер, то для второго необходимо участие уже семи врачей-специалистов. "Закон гласит, что военнообязанные и призывники должны уведомлять военкоматы об изменениях в состоянии своего здоровья в семидневный срок, — подчеркивает полковник Правдивец. — На самом же деле эта норма гражданами не выполняется. Если бы люди сообщали о своих заболеваниях заранее, многие были бы признаны ограниченно годными к службе. А так — они, по документам, подлежат мобилизации. Кроме того, при наличии определенных заболеваний военнообязанный может быть ограниченно годным к службе в одних войсках (например, артиллерии), но его могут призвать, например, в связисты. Самые типичные заболевания, которые чаще всего встречаются у подлежащих мобилизации, представитель Центральной военно-врачебной комиссии назвать затруднился. "Мы располагаем данными о тех, кто возвращается из зоны боевых действий и по состоянию здоровья увольняется из Вооруженных сил, — говорит он. — На первом месте — так называемые посттравматические стрессовые расстройства, затем — сердечно-сосудистые, заболевания нервной системы, органов пищеварения и только на пятом месте — ранения и травмы. Это свидетельствует о том, что ни морально, ни психически, ни психологически наши граждане к войне были не готовы".

Роман Шевчук признает: часть военнообязанных симулируют отклонения в здоровье, чтобы уклониться от мобилизации. "Статистика мировых военных конфликтов показывает: до 20% личного состава, уже проходящего службу, оказывается небоеспособна в реальной ситуации, — констатирует медик. — Попадая под огонь противника, человек впадает в ступор. Дабы не служить, некоторые мужчины специально разводятся и оставляют себе ребенка: отца-одиночку освобождают от призыва. Другие жалуются на плохое самочувствие, хотя серьезных отклонений в их здоровье нет. Симулянтов в конце концов все же призывают. Но много ли пользы от такого горе-воина?" — риторически спрашивает Шевчук. "Попадает, например, в отделение из восьми человек трус, — дополняет ситуацию Правдивец. — С ним может случиться истерика, он может оставить оружие и сбежать — причем и в тыл, и в сторону врага. Таких людей мы стараемся локализовать, вывезти из зоны боевых действий, оказать им психологическую (а иногда и психиатрическую) помощь. У нас работает мощный отряд военных психологов, которым активно помогают волонтеры". Сейчас, по словам Правдивца, создаются так называемые черные списки отказников и уклонистов. Сколько имен уже занесено в единый реестр, офицер говорить не стал, но дал понять, что к такого рода нарушителям могут быть применены меры не только административного, но и уголовного характера. Также уклоняющемуся могут заблокировать их банковские счета, карты или запретить выезд за границу.

А некоторые военнообязанные, по словам представителей Генштаба, умышленно скрывают свои заболевания, лишь бы попасть на войну любой ценой. "Образовался статус-кво: кто-то может служить, но не хочет, а кто-то хочет, но не всегда может. "Ко мне приходил один из киборгов, инвалид третьей группы, — говорит Шевчук. — Но факт этой инвалидности выявился, уже когда боец был ранен и подлежал увольнению! Он сознательно скрыл этот факт — чтобы пойти на войну добровольцем".

Напомним, ранее представители власти заявили, что мобилизация на Прикарпатье находится под угрозой срыва.

Наши блоги